Я обязательно возглавлю эту страну

221
Я обязательно возглавлю эту страну

Лидер Социалистической партии Украины Илья Кива в интервью программе "Гордон" на телеканале "112 Украина" рассказал о своем отношении к Арсену Авакову, конфликте с Хатией Деканоидзе, а также о своих политических амбициях.

Гордон: Добрый вечер, в эфире программа "Гордон". Сегодня мой гость – лидер Социалистической партии Украины Илья Кива.

Илья, добрый вечер. Правда ли, что ваш дедушка – участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза?

Кива: Да. Герой Советского Союза. Второй дед тоже не менее героический, я им не меньше горжусь, он также сыграл роль в становлении моей личности. Это Стрыгин Василий Иванович, полковник, начальник МВД Полтавской области. Это человек, который внес свою лепту в мое формирование как личности.

- Дед – который Герой Советского Союза – был секретарем Полтавского обкома партии?

- Райкома.

- Композитор Кива – ваш родственник?

- Да, Кива Олег Филиппович – председатель Союза композиторов Украины, мой дядя. Я смотрю сейчас на свои руки и не могу представить, как ими играл на пианино, когда мне было 14 лет. На самом деле всем нам Господь дал музыкальный уклон. Мама у меня – преподаватель фортепиано, отец также играл и даже что-то сочинял. Мы все более-менее были связаны с музыкой.

- А сколько у вас образований и каких?

- Воспитывали нас достаточно строго. У меня три высших образования. Я недавно получил третье высшее образование и сейчас буду писать диссертацию. У меня педагогическое образование – Полтавский национальный педагогический университет имени Короленко. Потом Харьковская юридическая академия Ярослава Мудрого. Работая в системе МВД, я решил получить профильное образование. С двумя высшими образованиями мне нужно было отучиться 2,5 года; отучился я хорошо, закончил с красным дипломом.

-В 14-м году вы стали майором милиции. До этого к милиции вы отношение имели?

- Нет, не имел. Я работал в государственных структурах. Все просто – человек пошел защищать свою родину, имел 4-й ранг государственного служащего, что соответствовало званию майора в военных действиях. А потом вы спросите: "А как же вы дослужились до подполковника?" Все очень просто – вывод из дебальцевского котла как беженцев, так и 72 военнослужащих. Я был представлен к награде. Но, будучи карьеристом, я сказал – орденов у меня еще хватит, дайте мне внеочередное звание.

- Сколько в АТО вы были всего?

- 1,5 года. В АТО я попал, наверно, еще в конце марта. Как только все это начиналось. С Днепропетровской области. Игорь Валерьевич Коломойский, Гена Корбан, который сегодня у нас в забвении, но их вклад и их позиция тогда… аллигаторы, сегодня оппозиционные – именно тогда, именно их руками, именно при их содействии мы сумели одержать первые победы над противником. Когда не было армии, когда не было полиции, когда не было никого. Были группы добровольцев, и нам нужен был кто-то, кто был бы точкой опоры. Как раз тогда днепропетровская администрация для добровольцев была точкой опоры, которая позволила нам делать первые выезды уже на тот момент в зону, подконтрольную боевикам и террористам.

- Я знаю, что в батальоне "Полтавщина" вы боролись с алкоголизмом, да так, что бойцы восстали против вас. А что случилось? Как боролись?

- История добровольческого движения, как и любая история, имеет как белую, так и темную сторону. Когда начали набираться первые добровольцы и именно в систему МВС – не все патриоты туда пришли. А пришли вот те "мусора", которых выгнали из этой системы за правонарушения. Для них все это стало лишь площадкой и возможностью восстановиться в званиях, восстановиться в системе. По большому счету люди из правоохранительной системы больше ничем заниматься не умеют и не могут. Поэтому, к сожалению, вот эта площадка получила в некоторых батальонах подобные подразделения, которые пришли не воевать и защищать родину, не убивать врага и не жертвовать собой, а пришли всего лишь отсидеть срок, получить статус участников УБД и дальше продолжать. Кто-то пришел побухать.

- Как вы с ними боролись?

- Мне до сих пор это ставят в укор.

- Говорили, что вы привязывали к деревьям людей наручниками, и так далее.

- Основная задача бойца – выполнить боевой приказ, значит, все подразделение должно находиться в состоянии боевой готовности. И если солдат находится в состоянии алкогольного опьянения, он ставит под угрозу не только свою жизнь, но и боеспособность подразделения. С такими людьми у меня, наверное, до середины Мариуполя все столбы были прикованы. Я говорил: "Пусть люди едут и смотрят на вас, срань, как вы мне родину тут защищаете".

- И долго эта срань была прикована?

- Пока не протрезвеет и не пройдет похмельный синдром, и когда сможет нетрясущимися руками разобрать и собрать мне автомат Калашникова. Это было принципиально: собрал-разобрал – встань в строй. Нет – привязали дальше.

- Вы были заместителем начальника УВД в Донецкой и Херсонской областях. Правда ли, что вы выступали за насильственную украинизацию жителей Донбасса?

- Я выступал за единую проукраинскую позицию, которая могла бы ослаблять противника. Я прекрасно понимал, что в условиях войны у нас нет времени на долгие разъяснения и пояснения. Пока мы будем что-то жевать, наших с вами парней убивают. Поэтому я сказал, и это была моя четкая позиция, которая остается: сразу мы вас будем учить и просить любить эту родину. Второй раз мы вас просить не будем. А если вы и этого не поймете, третьего раза уже не будет – война.

- Контрабанда из Херсонской области на оккупированные территории и назад сильно шла?

- Сильно шла.

- Ее милиция крышевала?

- После Дебальцево шел уже второй год моего пребывания. Конечно, Дебальцево подорвало здоровье, и министр внутренних дел принял решение меня забрать с войны для того, чтобы не потерять, чтобы я смог вернуться в мирную жизнь. У каждого бойца и солдата эта точка невозврата проходит. А я – солдат в первую очередь. Никакой не командир, а просто солдат, который выполняет приказы по защите своей родины. В Херсонскую область меня отправили для того, чтобы я немножко отошел от войны. Это было в конце апреля. Когда я туда попал, конечно же, на месте я сидеть не мог. Я тут же начал организовывать вторую линию обороны, потому что человеку, который возвращается с войны, все кажется, что на него, конечно же, сразу все нападут. Когда я приехал на позицию, я сказал: "Это не граница, это линия разграничения с противником, и мы должны сразу же подготовить вторую линию обороны". Так гласит доктрина. И на тот момент мы действительно организовали вторую линию обороны. Привлекли тогда силы Нацгвардии, поставили дзоты, выкопали дополнительные окопы. Мы получили контроль над трассой и тут же столкнулись с мощным потоком автомобилей. На самом деле это еще одна экономическая история, о которой никто не говорит. В условиях войны все государство торгует с Россией, с Крымом, и война – это всего-навсего отвлекающий маневр для наживы сегодняшней власти. Моя позиция такова: завод, который там находится, – крупнейший в мире, "Титан", – так вот, снабжение этого завода как раз и шло через Херсонскую область. Поэтому мы плодотворно все перекрыли – миротворческий батальон "Херсон" МВД, который был во всех горячих точках, и тогда появились татары со своей позицией о якобы блокаде Крыма.

- Деньги вам предлагали?

- Конечно.

- Какие суммы были?

- Если мы говорим о перевозках, фурах, то деньги доходили до… в принципе, миллион гривен зарабатывать в день было очень просто.

- Блокпост или лично вы?

- Лично я. Но это небольшие деньги, если находиться в системе. В зоне АТО зарабатывали совсем другие деньги. На этих сигаретах. Очень спокойно можно было зарабатывать 100-150 тыс. долларов в день.

- Человеку?

- Скажем так – командиру, который контролирует ту или иную точку. Проход сигарет, проход алкоголя, проход продуктов – это хорошо отлаженный механизм, который сумел напитать не одни большие погоны.

- Кто руководит этим механизмом?

- Это такая солянка. Здесь и погранцы, и эсбэушники, и отдельные командиры добровольческих батальонов. Там все, потому что там линия соприкосновения.

- Так эта война никогда не закончится.

- Эта война не закончится до того момента, пока у нашего правительства не возникнет единой государственной позиции в отношении противника. Невозможно увеличивать товарооборот на 20% и вымаливать санкции для российских бизнесменов, которые внутри нашей страны имеют эффективный бизнес, который их обогащает.

- Телеведущий Богдан Буткевич назвал вас "лысым псом Авакова". Вы сами себя считаете "лысым псом Авакова"?

- Это же была юмористическая передача, и я просто-напросто подыграл Буткевичу. Я еще спел рэп, и была какая-то негативная реакция в соцсетях.

- Вы – "лысый пес Авакова"?

- Я точно лысый и точно воспитан Аваковым. Но точно не пес. Спасибо ему за то, что он также сыграл значительную роль в формировании моей личности.

- Вас можно назвать соратником Арсена Авакова?

- Я думаю, что да. Я как раз тот, который в угоду своим интересам никогда не предаст тех людей, которые со мной искренние и которые мне доверяют.

- Что за человек Арсен Аваков?

- Я ведь знаю Арсена Борисовича с 13-14-го года. Я хочу сказать, что это тот человек, который прогрессивно растет. Как политик, как мужчина он растет. Увеличивается масса тела у человека, и это очень ощутимо. У него меняется взгляд, меняется разговор, от него пахнет мудростью.

- В интервью интернет-изданию "Гордон" вы заявили, что "многие процессы в Украине сдерживаются благодаря Авакову. И если он уйдет с поста министра, улицы зальются кровью".

- Я в этом полностью уверен до сих пор. На сегодняшний день и группа "Народного фронта" (НФ), и соратники из НФ делают все для того, чтобы у нас была Национальная гвардия, чтобы у нас была позиция на фронте и в политикуме. Чтобы мы окончательно не сдали свои интересы сегодняшнему нашему противнику.

- Мне неоднократно приходилось слышать от людей, которые находятся в высшем руководстве Украины, что отношения между Аваковым и президентом Порошенко хуже некуда. Что между ними идет ожесточенная война за власть, и никто не хочет уступать. Постоянный паритет - все друг друга пугают. Что вы об этом думаете?

- Я думаю, что в действительности это два центральных на сегодняшний день политика, которые сумели сконцентрировать в своих руках в первую очередь силовые структуры, и, конечно же, они друг другу диктуют условия. Любая история – это история в первую очередь договоренностей. Поверьте мне, они же настолько и зависят друг от друга, будучи непримиримыми. Потому что президент без поддержки НФ и без поддержки министра МВД не усидел бы на своем стуле…

- Не усидел бы? Ни дня?

- Ни дня. Это мое субъективное мнение, потому что на сегодняшний день все то, что происходит в стране, перестало быть понятным, а стало, скорее, аморальным.

- По улицам Киева ходят маршем, организованно, национальные дружины. Национальные дружины приходят на сессию Черкасского горсовета, наводят там порядок. Национальные дружины бьют полицейских под зданием, где проходит суд по Труханову. Мне это не нравится.

- И мне не нравится.

- В государстве должна быть монополия на насилие только у государства.

- Только у государства. Или мы скатимся в анархию, в бардак и погрязнем в крови.

- Кто привел национальные дружины? Они чьих будут?

- Здесь все понятно. Мы видим те лица и тех руководителей, которые вначале еще были в добровольческом батальоне, потом в полку "Азов".

- Кто кого пугает с помощью национальных дружин?

- Это игра мышцами в предвыборной борьбе. Сейчас мы уже скатились. Гонка предвыборная началась тогда, когда мы выслали из страны Михаила Николозовича. Вот с этого момента можно говорить о полноценном старте предвыборной гонки.

- Хорошо, что отправили, или плохо?

- Для Петра Алексеевича Порошенка, я думаю, это огромный минус. Я бы тех политтехнологов, которые находятся с ним рядом, я бы их в условиях войны, по законам военного времени, расстрелял. Лучшей же оппозиции, чем Михаил Николозович, придумать нельзя. Ему доплачивать надо, потому что в эту оппозицию, кроме идиота и человека, крайне нуждающегося в деньгах, никто же не пойдет. Ни один умный, интеллигентный, здравомыслящий человек никогда не примкнет к этой политической проститутке, такой, как Саакашвили. Это мое субъективное мнение. Такую оппозицию надо лелеять. Отправив Саакашвили, буквально на второй день это знамя подхватила неумирающая, несгибаемая, вечная Юлия Владимировна. А вот с ней очень сложно. Это достаточно технологичный, воспитанный, уравновешенный на сегодняшний день политик. Который запитан огромным ресурсом. Я выражаю субъективное мнение – российским. Я более чем уверен, что ее история – это история входа в политикум Российской Федерации. Яйца же всегда раскладывают в разные кошелки. И "Оппозиционный блок"- это не есть то зло, которое пытаются нам на сегодняшний день…

- Тем более, что яиц там немного.

- И яиц точно там немного. Пока был Саакашвили и пока он занимал эту площадь, как раз это и было той удобной точкой, где оппозиция была для Запада.

- В чем была суть конфликта с Хатией Деканоидзе?

- На самом деле это моя позиция в отношении фармакологической мафии. Ведь мы видели только внешнюю сторону оболочки. Мы видели какие-то заявления очень хрупкой, нежной, приятной женщины, которая не могла справиться с таким орангутангом Кивой          . На самом деле немножко все было по-другому. Меня уволили с формулировкой "за неприличное высказывание в отношении ветеранов АТО". Когда я сказал, что если меня и завалят, то завалит кто-то из среды атовцев, потому что они действенны, и рука к курку привыкла. Вот за эту формулировку – это была официальная версия моего увольнения. Деканоидзе слишком зависела на тот момент, она пришла в команде Саакашвили, который на тот момент был губернатором Одесской области. Одесская область имеет такое огромное предприятие, как "Интерхим". Это производство фармакологических препаратов. Моя позиция в отношении препаратов, содержащих наркотические вещества, была очень прямой, фактически обрушивала рынок для фармакологических компаний как минимум наполовину. Поэтому Деканоидзе была четко поставлена задача Саакашвили – снять Киву.

- Почему у вас плохие отношения с Сергеем Левочкиным?

- Это исторически сложилось – он противник. Он противник, который поддерживает интересы РФ. Шувалов – его прямой протеже. Которого, кстати, мы выперли из нашей страны, чем облегчили информационное поле. И это мой плюс. Левочкин - противник по идеологии, по позиции касательно моей родины. А я - защитник.

- На войне вы убивали?

- На войне я защищал и уничтожал противника.

- А после войны?

- Нет. На войне как на войне. Нас никто не пощадит. Я всегда говорю, что подранков я не отпускаю. Зло должно быть наказано. Сегодня моя страна пропитывается кровью моей нации. И моя задача – приложить все усилия для того, чтобы война эта остановилась. И это беспощадность к врагу.

- Когда Саакашвили в прошлом году прорывался к границе, вы заявили, что будете расстреливать на месте всех, кто поедет его встречать, а именно Тимошенко, Лещенко, Парасюка и Мураева.

- К сожалению, вот эта публика сумела создать живой щит одурманенных людей, которые поддались на их манипуляции.

- Вы что, стреляли бы в Тимошенко лично?

- Я думаю, что осквернение и прорыв государственной границы должны караться смертью.

- Но стреляли бы в Тимошенко лично?

- Думаю, да.

- Драться вам часто приходится?

- Я вообще всегда в борьбе. Мое нормальное состояние – борьба. Ведь отстаивание и защита интересов – это и есть процесс… хотите драки – значит, драки.

- Руководство "Интера" обвинило вас в поджоге телеканала. Жгли "Интер"?

- Я бы, честно говоря, с удовольствием его испепелил бы. Вот если бы я его жег, то точно бы уже "Интера" не было. Это, к сожалению, не моя работа.

- Вы поработали немножко на телеканале NewsOne телеведущим. Понравилось?

- Я вообще люблю развиваться, и для меня, как для человека, это была новая и очень интересная работа.

- Считаете ли вы себя мачо?

- У меня достаточно тестостерона для того, чтобы об этом говорить.

- Вы романтик?

- Конечно.

- Вы способны заплакать?

- Чем старше становлюсь, тем чаще и чаще плачу. Я в последнее время в кино ходить начал, так мне просто стыдно иногда бывает после сеанса– как корова какая-то.

- Вы считаете себя сексистом. Это правда?

- Я сказал когда-то, что Господь - тоже сексист, когда разделил, в принципе, позицию мужчин и женщин, отдав себя на крест. Если в такой форме, то да, я сказал, что я - сексист, потому что хочу забирать все самое сложное и все самое грязное выносить на своих плечах. И не отдавать вот эту грязь женщинам.

- Почему вы не любите геев?

- Любите-не любите – в данном случае здесь не так. Я считаю, что на сегодняшний день гомосексуальность – это как раз та культура, которая насаждается, и она достаточно агрессивна. За 20 лет гей-культура фактически не перевернула сознание, но на сегодняшний день уже диктует условия.

- Но вы понимаете, что у нас в руководстве страны немало геев?

- К сожалению, я понимаю, что у нас не просто в руководстве, а вообще на сегодняшний день существует и популяризована эта субкультура – гомосексуальность.

- Правда ли, что вы призывали убивать геев?

- Нет. Я всего лишь процитировал Левит. Об этом было написано в Святом Писании и в Ветхом Завете.

- Вы руководили департаментом противодействия наркопреступности Национальной полиции Украины. Признались при этом, что сами употребляли наркотики. Какие?

- Марихуану.

- Правда ли, что вас в свое время задерживали за наркотики?

- Нет. Это чистая ложь.

- В июле прошлого года вы возглавили Социалистическую партию Украины. Зачем?

- Все очень просто. Так как я в первую очередь защитник и патриот своей родины, имею достаточно крепкие коммунистическо-социалистические корни и право говорить, то для меня не чужды равенство и социальная защищенность. Левый электорат у нас лежал и никак не был представлен. Я его укрепил своей позицией и своей решительностью. Мне нужно, чтобы этот плацдарм не был еще одним входом русских в политику Украины. Нужно, чтобы это была действительно полноценная структура проевропейской направленности.

- Александр Мороз сказал, что ваше избрание лидером СПУ – фейковое. Что вы можете ответить?

- Я могу сказать, что Александру Морозу уже нужно не цитировать, а заниматься внуками. Если Александр Мороз еще имеет зубы - я в этом сомневаюсь - для подобной риторики… вот точно со мной. Левое движение – это всегда было движение революций, переворотов. И это нормально, когда на место слабых приходит сильный. Потому что нам нужно бороться и отстаивать позиции.

- Вы сказали: "Сейчас мы - рабы, а станем скотом". Что вы имели в виду?

- На сегодняшний день у нас нет прав. У нас есть только обязанности. Нарушена, в принципе, государственная система. И отношение к государству у граждан. А "станем скотом" – это когда нас просто будут вести на убой.

- Дмитрий Корчинский сказал, что Кива – это молодой Трамп. Вы Трампом себя ощущаете?

- Я себя ощущаю патриотическим гражданином, готовым к самопожертвованию ради своей родины. Позиция Трампа в отношении его американской нации достаточно принципиальна. И это дало ему возможность… здесь мы можем различные примеры приводить. Мы можем приводить пример Муссолини, Гитлера, Трампа. Это негативные люди уже сейчас в истории, но это все те люди, которые отстаивали позицию своих наций.

- В 19-м году у нас президентские выборы. Вы собираетесь в них участвовать?

- Я собираюсь участвовать, но я буду участвовать для того, чтобы почувствовать, увидеть, попробовать и потом работать над ошибками. Я - очень молодой и еще неопытный политик, поэтому допускаю ряд ошибок. Но я очень быстро учусь – я очень хваткий. Я буду участвовать в выборах и буду участвовать от своего левого блока.

- Вы - уверенный в себе человек, и вдруг у вас сквозит какая-то неуверенность в победе. Вы станете президентом или нет?

- Я впоследствии обязательно возглавлю эту страну.

- Но не сейчас?

- Не сейчас. Для всего нужно… даже приезжая на Олимпиаду, иногда понимаешь, что твои шансы слишком еще малы. Но ты должен попробовать. Выйти на ринг и проиграть – получить тот опыт, который тебе позволит потом победить.

- Кто был лучшим президентом Украины за все 26 лет независимости?

- Каждый из тех, кто был, в моем понимании, внес лепту в сложившуюся сегодня ситуацию в стране. Каждый из них сдал часть интересов моей страны, за которую сегодня пришлось проливать кровь. И на каждом лежит ответственность. Поэтому на сегодняшний день я не могу для себя определить или же как-нибудь выделить того, кто был менее токсичен. Кто принес меньше зла, а не был лучше.

- Ну кто меньше зла принес?

- Я думаю, что это тот Кравчук, который еще не понимал или у него еще не было четко отлаженного механизма по уничтожению бюджета, по уничтожению собственности, по распродаванию и разворовыванию недр и всего того, что сегодня принадлежит стране.

- Ровно год остался до выборов президента. Кто станет президентом Украины? Сегодня вы можете сказать?

- К сожалению, в нашем политикуме ничего кардинально не поменяется. То, что будет происходить, какая карта разыгрывается, это однозначно во второй тур, в моем понимании, могут выйти Порошенко (административный ресурс), обязательно Юлия Владимировна – любовь украинцев к женщинам не уберется ничем. Ни одной публичной поркой, ни одним публичным издевательством – мы никогда не продадим любовь к женщинам. Поэтому в Тимошенко влюблены, и у нее хорошая сетка сформирована за много лет. И мы же любим жалеть. Порошенко, Тимошенко. Есть шанс технического кандидата у Рабиновича Вадима Зиновьевича и Ляшко Олега Валерьевича.

- Прекрасная четверка. Счастливая Украина с такой четверкой. Я благодарю вас за интервью.

Материал с сайта gordonua.com