Труба раздора. Почему стратегические объекты Украины до сих пор работают на экономику РФ?

381

Материал из блога Ильи Кивы на сайте LB.ua

Халатность или предательство? Этот вопрос я задаю себе каждый раз, когда узнаю о действиях власти, подрывающих национальную безопасность страны. Когда на четвертом году войны наши стратегические объекты контролируются агрессором, что это — сознательное вредительство или просто головотяпство чиновников?

В 1992 году Украина ратифицировала Бишкекское соглашение о разделе имущества бывшего СССР. Согласно этому документу, все имущество, находившееся на нашей территории, переходило в собственность Украины. Это относилось и к украинскому участку стратегического трубопровода «Самара — Запад», соединявшего российские НПЗ с венгерским городом Ньирбогдань. Однако, на поверку трубопровод оказался под контролем России, а конкретно — компании «Прикарпаттранснефтепродукт» — дочки российского АО «Транснефтепродукт». На протяжении 10 лет (до 2001 года) трубопровод простаивал — НПЗ не производили достаточного для экспорта количества топлива. Однако позже ситуация наладилась, и по трубе стали перегонять по 1,2 млн нефтепродуктов в год. Еще 10 лет русские распоряжались трубой, как хотели. Но в 2011 году Генпрокуратура опомнилась: с какой стати российская компания эксплуатирует украинское стратегическое имущество? Судебные тяжбы длились 4 года. За это время началась война, и россияне, понимая, что проигрывают суды, попытались уничтожить трубопровод, выкачав из него технологическое топливо. СБУ и прокуратура эту диверсию тогда пресекли. А в 2015 году Высший хозяйственный суд вынес вердикт: трубопровод принадлежит Украине!

Но не успели на судебном решении просохнуть чернила, как на трубопровод положили глаз структуры, контролируемые Виктором Медведчуком. И что делает наш «главный переговорщик» с РФ? Вытаскивает на свет Божий все ту же российскую компанию. Россияне подают просьбу об отмене судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам. И суд охотно решение отменяет, якобы для того, чтобы продолжить рассмотрение дела по сути. Это было в 2016 году. Сейчас уже 2018. Дело все еще «рассматривается». А россияне, тем временем, продали трубу Медведчуку. И тот с энтузиазмом стал продавать Украине дизтопливо, произведенное на НПЗ страны-агрессора. Только в прошлом году на миллиард долларов продал. И деньги пошли не только ему в карман, но и в экономику РФ.

А еще по этой трубе идет контрабандное топливо в Европу — это факт, установленный украинской таможней. Но как только таможенники его установили, кто-то «наверху» подсуетился и таможне закрыли доступ к пломбам и счетчикам на трубе.

Слив стратегического объекта стране-агрессору — это откровенное предательство интересов Украины, порождение коррупции в высших эшелонах власти. И ни о каком головотяпстве чиновников здесь не может быть и речи. Украина необходимо вернуть под свой контроль все стратегические объекты. В противном случае, в какой-то момент мы можем обнаружить, что украинская армия осталась без топлива, поскольку «инвестор» перестал его поставлять.